Комментарий к законопроекту о коллекторах (РИА Регионы online, 30 мая 2016). Емельянова Мария, арбитражный управляющий, медиатор, г. Москва 

http://gosrf.ru/news/23135/  

Арбитражный управляющий Мария Емельянова: Рассматриваемый законопроект о коллекторах нужен и важен! 

Основной задачей коллекторов является «выбивание» долгов. К сожалению, только этот термин в полной мере отражает характер деятельности данных специалистов. 

И единственное средство воздействия на должников в их арсенале – психологическое давление. Степень этого давления зависит от возможностей и фантазии конкретного «исполнителя». 

Сегодня коллектором может себя назвать любой, для этого не требуется ни принадлежность к какой-либо организации, ни соответствие каким-либо требованиям. Т.е. это обычные люди, такие же, как и мы с вами, не наделенные законом какими-либо дополнительными особенными правами. 

По сути, коллекторы существуют как некая профессия (очень условно) только в силу юридической безграмотности граждан.Любой гражданин должен знать, что он вправе не общаться ни со своими кредиторами, ни тем более с коллекторами. Контактировать можно при помощи средств связи (почта, e-mail, sms-уведомления). Должник вправе обратиться к услугам представителя по доверенности. И отказ от общения по телефону или лично не влечет никаких негативных последствий. 

Кредитор вправе обращаться к должнику в письменной форме. Вот на такие сообщения отвечать необходимо, и желательно это делать при помощи квалифицированного юриста.Основной метод воздействия на должников – звонки по телефону. Очевидно, что невозможно при таком способе общения подтвердить полномочия звонящего на представление интересов кредитора. Должник рискует сообщить незнакомому неуполномоченному лицу личную информацию, неразглашение которой никто не гарантирует. А часто это – конфиденциальные данные о планируемом поступлении денег, возникших финансовых затруднениях, обстоятельствах семейной жизни. И сообщать такие сведения кому попало просто небезопасно. 

Что касается личных встреч, то должник вправе потребовать доверенность на представление интересов кредитора, а также документ, удостоверяющий личность представителя.Из личной практики в абсолютном большинстве случаев коллекторы не могли и/или не хотели этого сделать. Общение в таком случае необходимо просто прекратить, а в случае перехода в противоправную плоскость – подать заявление в полицию. Если документальное подтверждение полномочий все же представлено, должник вправе как обсудить ситуацию, так и прекратить общение в любой момент. 

На мой взгляд, рассматриваемый законопроект нужен и важен. Даже не смотря на то, что в нем частично прописывается то, что уже закреплено действующим законодательством РФ. Например, право должника не общаться с кредитором и/или коллектором, запрет на применение физической силы, угроз ее применения, причинение вреда здоровью, повреждение имущества, психологическое давление, введение в заблуждение. Должнику будет проще ссылаться на специальные нормы по данному вопросу, защищая свои права. 

Большим плюсом является создание федерального реестра такого рода организаций, установление к ним требований. Но, учитывая специфику деятельности, это вряд ли приведет к полному искоренению злоупотреблений и преступлений. Ведь крайне сложно зафиксировать содержание разговора по телефону или при встрече, установить личность обратившегося лица и его связь с конкретной коллекторской организацией.Важно, что введен запрет на профессию для лиц, имеющих неснятую или непогашенную судимость, четко регламентирован порядок коммуникации с должниками, прописано право должника отказаться от общения, введена обязанность кредитора уведомлять должника об уступке прав другому лицу, определен порядок передачи персональных данных, в том числе, установление возможности их передачи только с согласия должника. 

Сегодня государство вынуждено регулировать деятельность коллекторов и возвращать ее в правовое русло. Хотя, на мой взгляд, коллекторы стали неким полукриминальным дублем службы судебных приставов, возникшим на фоне слабоэффективной деятельности последних. И более правильно было бы запретить полузаконную активность коллекторов и совершенствовать деятельность приставов, что потенциально увеличит поступления в бюджет (исполнительский сбор). Можно увеличить штат таких служащих, расширить их права и ввести новые механизмы воздействия на должников. Важно учесть, что количество злоупотреблений в работе приставов оказалось минимальным по сравнению с коллекторами, с их поджогами, доведениями до самоубийства и иными преступлениями.